ЭКОНОМИКА, ФИНАНСЫ, РЫНОК

 

 

АНАЛИТИКА И КОММЕНТАРИИ

 

 

 

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬ 1995-2010: экономика миражей и перспективы региона.

 

Перспективы развития Челябинской области во многом определяются результатами последнего десятилетия. При объективной оценке итогов и перспектив для Челябинской области, реальность оказывается порой неожиданной и шокирующей. Однако без подробной «ревизии наследства» невозможно и делать прогнозы на будущее. Анализ выполнен по результатам многолетних исследований Российской Академии наук.

 

Место и роль Челябинской области в социально-экономическом развитии страны на протяжении последнего десятилетия «эпохи Сумина» не афишировались, а образ мощного, динамично развивающегося региона с сильной социальной политикой, в основном заимствовался из советского прошлого. В это же время реальность была другой. Именно «наследство» прежних времен, многом будет определять новую стратегию социально-экономического развития, которая должна прийти на смену прежней, заводившую наш регион в экономический тупик. Становление нового этапа развития региональной экономики требует решения многих вопросов сложившихся за годы «потерянного десятилетия».

 

Часть 1

 

Мираж Танкограда и новый имидж региона

 

Это помнят многие – в конце 80-х и к началу 90-х годов Челябинская область по уровню экономического развития и объему производства входила в пятерку крупнейших областей СССР. По объему производства она уступала лишь Москве и Ленинграду и совсем немного – своему соседу, Свердловской области.

 

C социальной сферой все было сложнее. Впрочем, в то время «социалка» была вторична. Давать реальную оценку уровня жизни населения при социализме было не принято. Однако и по большинству показателей социального развития область была в районе первого десятка. Правда, люди этому не очень верили, ведь во многих южных республиках жизненный уровень был очевидно выше, хотя и неофициальные его показатели – ниже.

 

Тем ни менее, по ключевым показателям Челябинская область рассматривалась как динамично развивающийся регион, что дополнялось славой Танкограда и Магнитки. В глазах многих южноуральцев наш край был одним из важнейших в стране – «опорный край державы», самодостаточный регион, регион-«донор» и так далее. Именно этот образ – мы одни из лучших, нас ценят и уважают, нами гордятся – остался у многих в памяти. И дальше этот образ будет поддерживаться, но, к сожалению, уже больше как мираж.

 

Вместе с тем время ушло, уже никому не надо столько танков, да и центр танкостроения России уже не в Челябинске. Мираж остался, а новый – объективный, популярный, работающий на перспективу – имидж Челябинска и области так и не сформировался. Вместе с тем Челябинск и область все более растворяются в мировом экономическом пространстве. Известность города и области за последнее десятилетие сильно упала, как в мировом, так и в национальном масштабе. В последе время мы фактически находимся в тени нашего соседа Екатеринбурга. По основным показателям социально-экономического развития Екатеринбург имеет значительное преимущество, но еще больше его преимущество в имидже и престиже.

 

В таких условиях становление нового привлекательного имиджа отражающего конкурентные преимущества Челябинска и области становится необходимым для инвестиционного развития. Это будет знаком начала нового этапа становления нашего края, выхода из тени на первый план. Путей подобного становления много. Большинство путей связаны с более полной дальнейшей интеграцией экономики региона в национальную и мировую экономику. Все это должно быть направленно на возможно большую региональную и даже международную кооперацию. Ведь наши соседи (они же – региональные конкуренты) шли вперед. Многим, бывающим в Екатеринбурге, эта разница в динамике развития видна невооруженным глазом. Важную роль здесь занимает организация интенсивного взаимовыгодного сотрудничества с соседними городами и регионами, среди которых на первом месте стоит уже отмеченный Екатеринбург.

 

Потерянная точка отсчета

 

Основные данные экономической статистики России приводятся начиная лишь с 1995 года. Это вполне объяснимо. В момент развала СССР и революционных преобразований в общественном укладе, при стократном изменении цен, было не до точных статистических подсчетов.

 

Тогда, порой в течение одного дня было сложно понять, что можно купить на деньги в своем кошельке, а люди верили больше впечатлениям и соседям. Слова предвыборного лозунга Бориса Ельцина того времени – «Голосуй сердцем», по сути, означали – верь впечатлениям и интуиции, а противоречивым фактам и цифрам, особенно исходящим от власти. Но постепенно цифры отчетов (как правило, об успехах) стали снова входить в наш обиход, хотя их сложно назвать точными – все оценить сложно.

 

Потери Челябинской области после приватизации и структурной перестройки экономики к 1995 году были значительными, объем промышленного производства рассчитанный тогда в сопоставимых ценах упал почти наполовину (впрочем, о точности оценок тогда говорить не приходилось). Однако основной социально-экономический потенциал области был сохранен, как и все ведущие предприятия базовых отраслей: ММК, ЧТЗ, ЧМК, ЧТПЗ, ЗСО, Урал АЗ, АМЗ и другие.

 

Кризис 1998 года не привел к разрушительным последствиям. Как оказалось, промышленность области имела достаточно резервов развития. Экономика Челябинской области в 1998 году оказалась достаточно сбалансированной и устойчивой. Кризисный спад объема промышленного производства в 13% был преодолен практически за год.

 

Существенные проблемы у многих предприятий возникли позже. Некоторые из них практически исчезли в более спокойное время начала «нулевых», когда все ждали успеха, восстановления и развития. Пик падения рентабельности и развала предприятий пришелся уже на 2002год. Доля убыточных предприятий в этом году по данным Росстата превысила 47%, а объем прибыли предприятий даже от показателей не лучшего 2000 года упал до уровня 30%. По сути это были масштабы кризиса, правда локального, затронувшего прежде всего Челябинскую область.

 

 

В результате в Челябинской области существенно изменилась структура экономики, пришла в упадок и практически «растворилась» вторая базовая отрасль региона – машиностроение. Именно в этой отрасли работала наибольшая по численности часть работников. Особо следует отметить, что в успешные для возрождения «нулевые» годы падение объемов производства машиностроении Челябинской области продолжалось.

 

За первое полугодие 2001 года ЧТЗ произвел 1620 единиц техники, а за аналогичный период 2009 – 524 единицы. Падение объемов производства – в 3 раза (или иначе – до уровня почти в 25 раз ниже максимально возможного в 25 тыс. единиц).

Автозавод «Урал» (УралАЗ) в 2000 году произвел 8,5 тысяч грузовиков, а за первое полугодие 2009-го – 3085 грузовиков. Роста выпуска нет – объем выпуска на уровне в четыре-пять раз ниже максимально возможного в 28 тысяч грузовиков!). А ведь это лидер машиностроения области.

Таких примеров можно привести много не только из машиностроения, но даже из более прeуспевающей металлургии. О разумном использовании потенциала предприятий и показателях эффективности в подобных случаях можно не уже говорить.

 

Реально в Челябинской области на протяжении десятилетия наблюдался один из самых неудачных вариантов развития рыночной экономики. Как результат наблюдался постепенный упадок во многих сферах экономики вместо объявленного возрождения. Весь экономический комплекс по сути было предоставлен сам себе и «плыл» в экономический тупик. Преимущественное развитие получили экспортно- ориентированные производства. При этом, даже развитие усеченной «моно»-экономики со стороны руководства области было оставлено практически на самотек.

 

Серьезных попыток расширения спектра выпуска продукции и углубления степени переработки, внедрения новых технологий со стороны областных властей на протяжение десятка лет замечено не было. А остальные носили прежде всего косметический и пропагандистский характер. Наиболее известный и практический единственный крупный проект внутрирегиональной кооперации «Магнитогорский металлургический комбинат – Челябинский трубопрокатный завод» был реализован практический без участия местных властей.

 

Однако еще долго на время перестройки «списывались» многие из последующих проблем, а афишируемое положение в дел Челябинской области все более отличалось от реального.

 

Вопрос формирования новой многопрофильной структуры экономики оптимальной для Челябинской области, основанной на современных технологиях и инвестиционных проектов, остался отложенным более чем на десять лет. Его еще предстоит решать, одновременно разбирая достаточно «мутное», во многом сомнительное и коррупционное наследство «лихих нулевых».

 

 

Лукавая цифра или печальная правда

 

Искусство властей отчитаться, не имея реальных показателей хорошей работы, определялось не только «лукавостью» цифр, но тем как эти цифры подать. Например, простейший принцип: усреднить часть показателей, убрав негатив и получив величину иногда иронически называемой «средней температурой в больнице». Успешный рост одних показателей будет отмечен и озвучен в один период. В следующем периоде будет озвучен рост уже других показателей. А результат – также положителен. Таким образом, даже изменение правил учета, разовые всплески от инфляции и многое другое при желании можно записывать на счет успеха региональной политики.

 

Этой практикой, особенно в «смутное экономическое время» грешили многие, но, как видно, Челябинская область здесь преуспела. Примеров тому достаточно. А развитие отдельных крупных предприятий металлургии создало благоприятные условия для этого.

 

Металлургия первая преодолела проблемы перестройки. Уже к 1995 года началась экспортная ориентация отрасли на внешние рынки и объем производства стабилизировался (47% по стали и 50% по прокату от уровня 1990 года, или соответственно 11533 и 8739 тыс. тонн), а далее он стал неуклонно увеличиваться как в натуральном, так и в стоимостном выражении. Эти «точки экономического роста» на предприятиях металлургии во многом определили основы развития Челябинской области вплоть до наших дней. Именно тогда началось становление ММК, как «мегакомпании» национального масштаба, во многом определяющей экономические показатели региона.

 

Становление ММК, как успешной «мегакомпании» с резким ростом объемных экономических показателей способствовало выравниванию низких значений других предприятий и соответственно меняла картину экономического состояния в регионе.  Сложилась упомянутая ситуация по типу «средней температуры в больнице». Временами доля металлургов в объеме областного производства достигала 65%. Роста этой отрасли было достаточно для положительных отчетов региона. При этом большинство негатива других отраслей и предприятий осталось незамеченными. В тени оставались и «неудобные» показатели. Другие положительные выборочные показатели, например: рост выпуска стали, проката, труб, наоборот, всесторонне отражались. Правду о состоянии региона многие не хотели видеть. Она была печальной и поэтому реальное положение дел скрывал «туман цифр из хороших отчетов». Этот «туман» частично присутствует до сих пор.

 

Самое плохое то, что «приглаженный отчет и бумажный рост», искажает реальную картину и не способствует активизации деловой жизни и тем более привлечению инвестиций. Риск работы в своеобразном «королевстве кривых зеркал» экономических отчетов крайне негативно влияет на развитие бизнеса. Этот риск становится тормозом экономического развития. А ведь реальный рост мог бы быть существенно выше.

 

Подобная практика «лукавых цифр», отмеченная еще на «закате» СССР, оказалась очень живучей и удобной для работающей на себя части бюрократического аппарата. В той или иной степени она присутствует и сейчас. Буквально несколько месяцев назад была анонсирована информация о том, что рост поступлений от налогов на прибыль в прошедшем году в Челябинской области превысил 521 процент – и это лучший результат по России (до сведения этого лучший результат Челябинской области в успешные годы составлял порядка 30 процентов). Однако польза от таких сообщений сомнительна. Специалисты знают, что это лишь частичное выравнивание крупнейшего провала предыдущего года, когда Челябинская область оказалась худшей в России. Несмотря на такой рост, по объему отчислений от прибыли мы не еще вышли на уровень докризисного 2008 года. Кроме того подобные скачки указывают на крайнюю неустойчивость экономики области. А эта прямая антиреклама для инвесторов.

Большинство же населения в такое и вовсе не поверят. Пятикратный реальный рост заметно сказался бы на благосостоянии каждого южноуральца, а этого пока не заметно. Для кого предназначена такая «информация», остается загадкой бюрократической системы.

 

В дальнейшем реальная жизнь пошла своим путем – проблемы сохранились, а цифры хороших отчетов остались только на бумаге. Вкладывать свои деньги в своеобразное «королевство кривых зеркал» серьезный бизнес не спешил. Многие проблемы, заложенные в «моноэкономику» того времени, стали всплывать только сейчас.

 

Вопрос качества экономических обоснований, достоверности прогнозов и отчетов развития региона, точного отражения реальной экономической ситуации, выделения отражения наиболее интересных и перспективных моментов – то есть формирования «информации к размышлению» для бизнеса, еще требует своего решения.

 

 

Часть 2

 

Встала ли Челябинская область в полный рост?

 

Многие наиболее важные и принципиальны вопросы оценки развития Челябинской области в масштабе России, на протяжении многих лет оставались «в неизвестности». За весь период развития рыночной экономики с 1995 по 2007 год по темпам экономического развития Челябинская область отставала от средних темпов развития России, а ее доля в экономике страны неуклонно падала. Хотя было немало регионов с худшими показателями, но мало кто совершил столь быстрое падение из лидеров развития в «невыразительные середнячки», в разряд регионов, которые показатели развития экономики России не украшают. В сфере благосостояния населения, в полном противоречии с официальными лозунгами властей о «приоритете социальной политики», положение оказалась еще более сложным.

 

Первый «звонок» о том, что в экономическом и социальном развитии Челябинской области не все благополучно, прозвучал в материалах московских ученых в работе над социальным атласом РФ пять лет тому назад. Согласно этим данным, Челябинская область за весь период с 1995 года имела худшую динамику развития экономики среди индустриально развитых регионов России.

 

Последнее исследование Научно-образовательного центра Института экономики Уральского отделения Российской Академии наук выявило более сложную и для многих неожиданную картину. Для «эпохи Сумина» известный лозунг 2000 года «Мы подняли область с колен. Давайте встанем в полный рост!», к сожалению, так и остался лозунгом. Устойчивого экономического роста даже среднероссийского уровня в Челябинской области так и не последовало. Область не «встала» и в число лидеров социально-экономического развития не вышла, что совершенно не соответствовало имеющемуся экономическому потенциалу.

 

Вклад металлургов в развитие экономики области виден по динамике роста производства основного продукта отрасли - стали в Челябинской области (см. на графике). Как видно, рост производства стали в регионе существенно (23-33%) обгонял средний по стране.

 

Однако в этот же период 1995 по 2007 годы динамика развития экономики области в целом, по основному показателю – валовому продукту – оказалась отрицательной. Область либо сильно отставала, либо в лучшие годы чуть не дотягивала до среднероссийского темпа роста (см. на графике). В итоге доля Челябинской области в экономике России сократилась почти на 17%. При этом сокращение шло даже в последние годы, несмотря на крайне выгодную экономическую конъюнктуру и значительный рост производства у металлургов.

 

Возникает вопрос. Если рост производства на нескольких предприятиях металлургии существенно (до 33%) превосходил средний по России и несмотря на это общий прирост по области не дотягивал до среднего, то что же происходило с развитием большинства отраслей и предприятий? Ответ очевиден – развитие основной массы отраслей и предприятий сильно отставало от среднего темпа по стране.

 

В подобной ситуации несколько даже крупнейших и успешно развивающихся предприятий, не могли вытянуть в лидеры такой большой и сложный регион как Челябинская область. Без соответствующей прагматичной региональной социально-экономической политики они только смогли помочь области «не упасть».

 

 

Попытка объяснить все проблемы региональной экономической политики развалом после перестройки и «шоковой терапии» в данном случае не корректна. Наш сосед Свердловская область, с которой Челябинская область традиционно соревновалась, из-за большой доли машиностроения и «оборонки» пострадала еще больше. Однако там в последние годы рост валового продукта превышал средний по стране и именно Свердловская область стала одним из «локомотивов» российской экономики.

 

Челябинская область в это время постепенно сдавала позиции по многим показателям, особенно социальным. Однако все эти годы миф об успешном экономическом развитии Челябинской области продвигался и «обосновывался», а  полностью развеялся лишь в начале кризиса, два года тому назад.

 

Челябинская область так и осталась краем не используемого производственного потенциала. Причем очевидно, что существуют целые территории депрессивного развития. Часть производственного потенциала уже безвозвратно утрачена. Однако оставшаяся часть, в первую очередь в виде трудовых ресурсов и  инфраструктуры сохранилась.

 

Нерешенные вопросы максимально эффективного использования производственного потенциала спустя десятилетие по прежнему требуют своего решения. Негативные для текущего состояния, они создают дополнительные конкурентные преимущества региона в будущем.

 

 

Рост зарплаты у нас и соседей

 

Сложившаяся ситуация в экономике нашего края негативно сказалась на благосостоянии значительной части населения. Прежде всего это коснулось заработной платы и затронуло многих, поскольку зарплата является основным источником дохода у большинства.

 

На протяжение многих лет в Челябинской области наблюдалась проблема отставания роста зарплаты от среднероссийского уровня. Даже по официальным данным рост зарплаты в Челябинской области все последние годы был на пять процентов ниже среднего по стране. Причем рост зарплаты отставал даже от роста объемов производства. В это же время у наших соседей, в Свердловской и даже в Курганской областях тенденция была положительная и рост зарплаты превышал, среднероссийский соответственно на1% и 3% (см. на графике).

 

  

 

Такое отставание еще можно не заметить, если зарплата высока. Однако, в Челябинской области зарплата отстает от средней по стране более чем на 10 процентов. Даже в удачные годы по росту доходов работающая часть населения Челябинской области постепенно стала все больше отставать от среднего по стране уровня. Но это не соответствовало пропагандируемой социальной политике о росте благосостояния и социальных приоритетах. Становится очевидным, что по динамике благосостояния населения Челябинская область уже на протяжении многих лет не является «зоной социального благополучия».

 

Недостаточный прирост объемов зарплаты в Челябинской области в условиях среднероссийской инфляции не мог долго продолжаться без негативных социальных последствий. Хотя многие из них развиваются малозаметно. К таким последствиям, прежде всего, следует отнести: скрытую безработицу, нежелательные миграционные процессы, снижение доходов у значительной части населения c необходимостью массовой социальной бюджетной поддержки. Возможности выравнивания негативных социальных последствий при снижении уровня доходов в регионе также сокращаются . Равенство при безденежье – не самая лучшая перспектива. В таких условиях, об эффективной социальной политике говорить крайне сложно.

 

Вопрос роста уровня заработной платы и наверстывания отставания предыдущих лет, обеспечения благосостояния стоит одним из основных в регионе.

 

 

«Потерянное десятилетие» или годы застоя

 

Пассивная консервативная региональная социально-экономическая политика последнего десятилетия не дала каких либо заметных результатов. Наоборот, за последнее десятилетие по динамике основных показателей социально-экономического развития Челябинская область оказалась на последнем месте в Уральском федеральном округе. Она уж точно не позиционировалась как динамичный передовой регион.

 

В целом, несмотря на отдельные успехи, Челябинская область по основным показателям медленно, но верно сдавала свои позиции и постепенно «проедала» свой потенциал. Отдельные «точки роста» преимущественно в металлургии, как правило, не являлись плодом региональной экономической политики. Подобная ситуация с одновременным «проседанием» динамики валового регионального продукта,  заработной платы и других показателей в экономической науке определяется как тенденция к стагнации, или иначе – застой.

 

Результаты такой тенденции развития наглядно видны по месту Челябинской области в России по данным Росстата. По значениям большинства основных социально-экономических показателей Челябинская область оказалась только во втором-третьем десятке регионов России.

 

МЕСТО, ЗАНИМАЕМОЕ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТЬЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (в 2008 г.) ПО ОСНОВНЫМ СОЦИАЛЬНО - ЭКОНОМИЧЕСКИМ ПОКАЗАТЕЛЯМ

 

Показатели

Место

Валовой региональный продукт на душу населения (в 2007г.)

23

Инвестиции в основной капитал на душу населения

35

Среднедушевые денежные доходы (в месяц)

24

Средне месячная номинальная заработная плата работников

35

Оборот розничной торговли на душу населения1

16

 

 

Хотя Челябинская область даже в период этой своеобразной экономической стагнации в абсолютных значениях немного развивалась, но темпы развития были ниже средних по стране и значительно ниже возможных. Доля экономики Челябинской области в валовом продукте России падала. С 1995 по 2007 годы она сократилась с 2,5% до 2,0%. Во многом прошедшее десятилетие в Челябинской области оказалось временем упущенных возможностей. Из лидеров она постепенно перешла в число “середнячков”. Именно тогда были заложены основы многих нынешних проблем.

 

 

Однако такая ситуация застоя не могла сохраняться ни вечно, ни просто долго. Это и доказал кризис, ударивший сильнейшим образом в 2009 году. Он оказался для Челябинской области значительно более тяжелым, чем кризис 1998 года. Сомнительная региональная экономическая политика еще более усугубила дела. Официально: объемы производства в кризис по сравнению с докризисным периодом упали на 31%, областной бюджет уменьшился на 43%. Была в очередной раз затронута структура экономики области.

 

Последствия «потерянного времени» будут еще долго сказываться. Несмотря на все еще сохраняющийся потенциал Челябинской области, быстрых успехов от серьезно пострадавшей от кризиса «экономики застоя» ждать не приходится. В результате в настоящее время, несмотря на отдельные успехи в целом можно говорить только о восстановлении докризисного уровня. Кроме того, наблюдается кратковременный всплеск хозяйственной деятельности за счет решения проблем, которые лежали на поверхности.

 

Вместе с тем реальная постановка проблем развития экономики области на уровне первого лица является первым шагом к успеху. Расширение сферы деловой активности, отказ от миражей прошлого становится первой важной предпосылкой реального эффективного экономического развития.

 

Вопрос практической реализации перехода от маловыразительной консервативной экономической политики прежних времен, к активной с четким целевым ориентиром на конечный результат еще требует своего решения.

 

 

Часть 3

 

Перспективы и противоречия

 

Энергичные действия губернатора Михаила Юревича по активизации экономического развития дают старт для нового этапа развития бизнеса. Поддержка реальных инициатив по развитию экономики на уровне первого лица региона снимает многие политические риски высшего звена для развития бизнеса. Однако этого еще недостаточно. У нас перед глазами достаточно примеров, когда многие хорошие инициативы высшего руководства уходили «в песок». Риски неэффективной работы всей системы административно управленческого аппарата сохраняются. Достаточно сложно людей годами занимавшихся «добавлением процентов» к достигнутому уровню перестроить на работу по программно-целевому принципу с привлечением и продвижением новых проектов.

 

Возможно, именно эта инерционность, в дополнение к посткризисным проблемам, мешает быстрой реализации перемен в экономической политике. Многие «рапорты» о достижениях в экономике и все еще можно воспринимать как рецидивы старой практики «лукавых цифр» и успешных отчетов, которые только запутывают ситуацию. Именно поэтому многие высказывания губернатора гораздо резче отчетов чиновников экономического блока, где, как и десять лет назад, постоянно наблюдается рост и все хорошо. По прежнему в официальных экономических документах и отчетах сохраняются парадоксы.

 

Так, официально, в 2010 году по сравнению с докризисным уровнем 2008 года рост зарплаты составлял 17%, а рост подоходного налога, уплаченного с этой зарплаты только 3%, при этом объем розничного товарооборота сократился на 4%. Такие противоречия ставят под сомнение все цифры официальной экономики. Как оценивать сколько же реальных денег и какой платежеспособный спрос в регионе, каким будет спрос на услуги перспективного малого бизнеса? Это и многое другое при таких цифрах становится одним большим вопросом. Имидж и деловую репутацию области для бизнеса такое однозначно не улучшает – серьезному бизнесу такие «бумажные» цифры не нужны.

 

Попытка сохранить и модернизировать для новых целей старую стратегию развития экономики Челябинской области, разработанную в 2008 году, так же малопонятна и оптимизма не добавляет. Для нового этапа развития экономики региона приспособить концепцию, обобщающую сомнительные успехи постепенного эволюционного движения предыдущих лет в никуда, практически невозможно. Отражать дополнительные конкурентные преимущества региона связанные с «потерянным десятилетием» и поиск новых направлений старая концепция вряд ли будет. В этом случае не помогут и ссылки на типовые рекомендации Минэкономразвития РФ.

 

Не удивительно, что в экономике Челябинской области до сих пор наблюдаются сравнительно скромные показатели экономического роста, и ситуация пока в корне не меняется. Итог текущего роста экономики области мало кого радует. В подобных условиях выравнивание отдельных экономических показателей и более эффективное использование средств бюджета это реальные и пока еще максимально возможные изменения для Челябинской области.

 

Значительно более важными сейчас являются более глубинные малозаметные процессы активизации хозяйственной деятельности и массового формирования новых точек роста. Именно это обеспечивает постепенное включение в активную деловую жизнь всего имеющегося потенциала области. Кроме того реальная постановка проблем развития экономики области на уровне первого лица является первым шагом к успеху. Расширение сферы деловой активности, отказ от миражей прошлого становится первой важной предпосылкой реального эффективного экономического развития.

 

Следует осознавать, что несмотря на потери, Челябинская область сохранила многое из прежнего экономического потенциала и по прежнему имеет ряд серьезных конкурентных преимуществ. Многолетнее недоинвестирование и недоиспользование производственного потенциала неизбежно создает варианты более эффективного вложения инвестиций и объективно делают Челябинскую область одним из самых перспективных регионов. Провал с инвестициями предыдущего десятилетия создает предпосылки для возникновения некоторого бума развития. Вопрос остается за малым, как эти дополнительные преимущества реализовать.

 

На новом этапе развития экономики Челябинской области неизбежно должна быть  существенная структурная перестройка. Будет меняться специализация многих предприятий с развитием новых конкурентоспособных высокоэффективных производств. В целом экономика области должна получить более «асимметричное» развитие в направлении организации видом отдельных высокотехнологичных и высокоэффективных производств. За счет этого в развитии региона может произойти заметный скачок.

 

Потенциал Челябинской области позволяет реализовать подобный вариант развития. Здесь достаточно развитая инфраструктура, дополненная в последнее время интенсивным развитием дорог, по-прежнему достаточно высока квалификация кадров. Природные богатства Урала также никуда не исчезли, в недрах все так же присутствует значительная часть таблицы Менделеева. Все это, при соответствующей прагматичной региональной социально-экономической политике, оставляет региону шанс и перспективы.

 

Вопрос когда стратегия такой политики будет формироваться комплексно, долгосрочно и максимально реалистично, с охватом всех уровней управления, пока еще остается открытым. Решение этого вопроса даст ответ на вопросы поставленные ранее и многие другие. Однако очевидно, что экономика Челябинской области постепенно начинает отходить от тупикового варианта развития «эпохи Сумина». Главный вопрос сейчас – как быстро все необходимые для этого преобразования пройдут в полной мере.

 

 

Сергей ГОРДЕЕВ кандидат экономических наук,

руководитель научно-образовательного центра «Развитие региональных социально-экономических систем» института экономики УрО РАН и ЧелГУ.

 

 

 

 

 

 

Обзор NEW

Оглавление

 

(c) . ЭКОНОМИКА, ФИНАНСЫ, РЫНОК